События

Максим ЧЕКУСОВ: «Эффективное хозяйство начинается с грамотного руководителя, но таких не хватает»

CeC0303_vnut02

CeC0303_vnut03

CeC0303_vnut04

CeC0303_vnut05

Сельское хозяйство – это бизнес, и, чтобы получать прибыль, нужно быть в тренде, уметь просчитывать риски и окружать себя компетентными людьми, убежден министр сельского хозяйства и продовольствия Омской области Максим Чекусов. В интервью нашему журналу он рассказал о том, почему рентабельность аграрных предприятий продолжает снижаться, какой поддержки ждет от нового губернатора и не жалеет ли, что ушел из предпринимателей в чиновники.

«Если люди работают неэффективно, их надо встряхнуть»

– Максим Сергеевич, в прошлом году сельхозпроизводители региона продемонстрировали крайне низкий уровень рентабельности – 7,7%. По итогам этого года ситуация не улучшится?

– К сожалению, стоимость сельскохозяйственной продукции не растет, избыток зерна на рынке идет не на пользу аграриям – предложения много, а спроса нет, особенно на пшеницу низкого качества. Понятно, что мы должны делать выводы. Два года своей работы я занимаюсь тем, что помогаю повышать компетенции наших аграриев, объясняю им тренды, подсказываю, чем надо заниматься и как. Не все воспринимают это позитивно – мол, пришел молодой министр нас учить. Но если люди работают неэффективно, то их надо встряхнуть.

К примеру, многие наши растениеводы живут по принципу: «пшеницу не покупают, а мы все равно будем производить». Хотя сегодня гораздо выгоднее выращивать пивоваренный ячмень, рапс, сою, чечевицу. Еще в прошлом году мы провели работу с нашими аграриями и в результате снизили посевы пшеницы на 100 тыс. гектаров. Это очень хорошо, но все­таки мало. У серьезных предприятий, которые занимаются диверсификацией рисков, доля пшеницы в структуре посевных площадей сегодня составляет не более 40%. Остальное – это масличные, бобовые, технические культуры. У нас второй год в стране рекордный урожай зерна, цены на него обрушились, а энергоносители при этом дорожают. В прошлом году стоимость дизельного топлива выросла на 20%, и сегодня ГСМ –
это главная составляющая затрат предприятий, помимо заработной платы, которая тоже в регионе понемногу растет. У нас есть хозяйства,  рентабельность которых достигает 80%, но многие другие работают в ноль или даже в убыток. Поэтому по итогам 2017 года средняя рентабельность в АПК региона будет стремиться к нулю. Дело еще в том, что мы работаем в основном на внутренний рынок РФ, а поскольку потребительский спрос в стране снижается, то сокращаются и объемы реализации. В ближайшие несколько лет нам предстоит решать эту проблему – как повысить эффективность хозяйств в данных условиях.

Мы призываем наших селян делать упор на возделывание тех культур, которые востребованы рынком. Мы еще в два раза можем увеличить посевы масличных и бобовых без риска снижения их цены. Также предлагаем аграриям обратить внимание на животноводство – в частности, молочное, поскольку оно приносит хорошую прибыль. У нас есть предприятия, которые в день получают по 1 млн. руб. за молоко! Что касается зерна, то здесь может повториться ситуация 2015–2016 гг., когда в России был собран рекордный урожай картофеля и его цена упала до 5 руб. за килограмм, – многие предприятия тогда просто обанкротились. Если государство сегодня не примет меры по проведению закупочных интервенций, не поможет нам в экспорте зерна, то у нас тоже будут проблемы с аграриями, занимающимися чисто зерновыми культурами.

«Один разгильдяй может «наградить»

чумой свиней целые деревни»

– Серьезным ударом в Год животноводства в регионе стала вспышка АЧС. Какой ущерб нанесен отрасли, хватило ли компенсаций на всех пострадавших? И нет ли опасности, что эти средства, которые сегодня выплатили людям, они просто проедят и не пустят в дело, а это негативно скажется на состоянии отрасли в следующем году?

– Конечно, АЧС стало «ложкой дегтя» в Год животноводства, но мы достойно справились со своими задачами. Уже выдано 92,6 млн. руб. компенсаций пострадавшим гражданам и юрлицам и еще около 78 млн. руб. будет выплачено в ноябре­декабре. Всего за период неблагополучия по АЧС в регионе было отчуждено более 20 400 свиней.

Сегодня наши фермерские и крупные предприятия способны обеспечить нас свининой с лихвой, то есть никаких рисков, связанных с дефицитом мяса, мы не видим. Но что касается населения, мы понимаем, что если не контролировать свинопоголовье в режиме реального времени, то проблемы будут сохраняться. Нам необходимо знать, откуда человек завезет весной поросят, есть ли на них  документы, чем он кормит животных. Так, на свинокомплексах в связи с их высокой биологической защищенностью обязательное требование – проваривать корма при температуре 83 градуса. Но в ЛПХ этого никто не делает! Поэтому мы просто обязаны с главами поселений, ветеринарной службой зайти в каждый двор и провести оценку условий содержания, кормления скота и т.д. Мы до сих пор приезжаем в деревни и видим целые туши свиней, коров, которые лежат на свалке. А ведь их растащат вороны, собаки, лисы и зараза будет распространяться. Получается, что  один разгильдяй может «наградить» отчуждением поголовья и свою деревню, и соседние поселения, которые попадут в зону отчуждения. К сожалению, у нас пока нет культуры ведения хозяйства. В Краснодарском крае уже восемь лет не могут победить АЧС, и нам тоже будет непросто. У нас на 1 октября 2017 года содержится 164 тыс. голов в ЛПХ, из них 28 тыс. свиней люди хотят продать, и мы должны им помочь забить их на убойных пунктах и реализовать. Порядка 40 тыс. голов будет забито для собственных нужд крестьян и около 96 тыс. – это поголовье, которое перейдет на январь. Все места содержания животных в течение ноября­декабря мы обязаны обойти, объясняя людям, как обезопасить себя от беды. Мы будем стимулировать людей, у которых уже есть более 200 голов свиней, к созданию ИП или КФХ, и готовы поддержать их в этом. Причем дело не только в налогах. Важно, чтобы там была налажена дисциплина, порядок, чтобы ветеринар мог в любой момент зайти и посмотреть, как животные себя чувствуют.

«В личных подворьях поголовье КРС сокращается,

в крупных хозяйствах – растет»

– Важная часть культуры сельского хозяйства – цивилизованный убой скота. Со следующего года скот можно будет забивать только на специальных пунктах. Ресурсов у нас хватит?

– Да. Хотя уже сейчас есть некоторые перекосы: владельцы убойных пунктов завышают цены на услуги. При этом у них нет дальнейшего рынка сбыта – скот забили,  а потом везите, куда хотите. Мы должны прийти к такой модели, когда руководитель убойного пункта или мясокомбината будет давать задание: мне надо в таком­то населенном пункте столько­то свиней к такому­то числу… Этакая кооперативная система. А у нас зачастую крестьянин вырастит бычков и не знает, куда продать, – в итоге реализует перекупщикам за бесценок. Мы в начале 2018 года планируем создать еще 6 убойных пунктов – думаю, на всех хватит.

– Приезжавший летом в Омскую область замминистра сельского хозяйства РФ Джамбулат Хатуов на межрегиональном совещании по животноводству заявил, что за сокращение поголовья КРС в регионах будут наказывать. Нам бояться нечего?

– Не знаю, как они собираются это делать. Сокращение поголовья происходит в частном секторе, ЛПХ. Это естественный процесс – население стареет, а молодежь не так активно идет в животноводство. А значит, будущее в любом случае за индустриализацией. Хотя в этом году мы ввели новую меру поддержки крестьян – владельцам личных подворий предоставляем по 5 тыс. рублей за каждую голову при условии увеличения поголовья коров.  Что касается КФХ и крупных предприятий, то здесь наблюдается рост поголовья КРС, потому что молочное животноводство сегодня ликвидно. В этом году мы перейдем порог по удоям молока в 4,5 тонны на голову, а по итогам 2018 года стоит задача выйти на 5 тонн.

Главное, наши аграрии должны понять, что сельское хозяйство – это бизнес. И им нельзя заниматься «просто так», нужно все просчитывать, анализировать, видеть, где ты допускаешь ошибки, исправлять их, и только тогда возможна позитивная динамика.

«Нужно добиваться того, чтобы все крестьяне могли

получать льготные кредиты, без оговорок»

– Предприятия­лидеры, которые год от года показывают отличные производственные результаты, нам хорошо известны. А были в этом году неожиданные для вас открытия – новые хозяйства, которые совершили рывок в своем развитии?

– В России успех предприятия часто зависит не только от коллектива, но и от руководителя и его личных грамотных решений. Возьмем, к примеру, фермерское хозяйство «Тритикум» Черлакского района, которое возглавляет Александр Левшунов. Он добился хороших результатов в растениеводстве, а сейчас заканчивает строительство фермы молочного направления на 520 голов. Это предприятие, где все делается так, как должно быть, оснащение – по последнему слову техники, ведется серьезная селекционная работа по поголовью. Или вот ОПХ «Боевое» в Исилькульском районе: там сменился руководитель, предприятие возглавил агроном Александр Пристаюк, и, как ни странно, именно агроном добился очень хороших  результатов в животноводстве. При этом у них еще советская материально­техническая база, но за счет дисциплины, соблюдения технологий они стали лидерами в районе по удоям молока. А в Таврическом районе один из городских предпринимателей построил ферму «Омский кролик» – современное предприятие с микроклиматом, ветеринарной защитой, и спрос на эту продукцию уже есть. Так что новые хорошие открытия у нас в этом году были.

– А как оцениваете итоги программы льготного кредитования в этом году? Какой процент омских аграриев смог воспользоваться дешевыми заемными средствами под 5% годовых?

– Думаю, только порядка 40% крупных предприятий из заявившихся смогли получить кредиты по льготной ставке. Денег не хватило перерабатывающим предприятиям, многие из них были вынуждены воспользоваться коммерческими продуктами банков. На мой взгляд, необходимо упрощать механизм предоставления льготного кредита, чтобы предприятие, которое соответствует необходимым требованиям, могло быстро получать деньги, а не доказывать по полгода свое право на участие в программе. Что касается фермеров, то мы не знали даже, кому давать кредиты, потому что все те, кто заявился в программе и соответствовал требованиям банка, спокойно эти средства получили. Конечно, мы будем настаивать на том, чтобы государство увеличивало объем льготного кредитования. Нужно вообще уходить от коммерческих ставок, чтобы все крестьяне могли кредитоваться по льготной схеме безо всяких оговорок. Сегодня в федеральный бюджет заложены дополнительные 20 млрд. рублей на поддержку АПК, часть из которых пойдет на субсидирование ставок по кредитам, поэтому, думаю, Омская область в следующем году получит больше средств на льготные кредиты.

«Чтобы люди не уезжали из деревень,

их нужно чем­то занять»

– Этой осенью к власти пришел новый губернатор, и то, как теперь будет развиваться отрасль, во многом зависит от вашего с ним взаимодействия. На какие узкие места в омском АПК вы в первую очередь обратите внимание главы региона?

– Конечно, от позиции губернатора зависит очень многое, и поскольку регион у нас аграрный и сельское хозяйство на подъеме, мы рассчитываем на поддержку Александра Леонидовича в этой сфере. Чтобы привлекать в отрасль инвесторов, нужно обеспечить благоприятные условия для их работы – в первую очередь выполняя обязательства по созданию инфраструктуры. Это самое важное. Кроме того, необходимо работать с кадрами, потому что неэффективное управление никакие субсидии не исправят. Нужно проводить оптимизацию технологий, разрабатывать их под конкретные процессы в растениеводстве, животноводстве, переработке. Ну и, конечно, создавать нормальные условия для жизни на селе. Люди просят у нас дороги, школы и детские сады, ФАПы и клубы, им нужны в домах газ и водопровод. Эти вопросы я поднимал и когда только начинал работу в должности министра, и сейчас на встречах с Александром Бурковым акцентирую его внимание на них, – к счастью, он вникает очень оперативно. Пока сложно говорить о какой­то конкретной поддержке, потому что есть трудности с бюджетом – в сельском хозяйстве он должен быть не просто стабильным, а с каждым годом прирастать,  потому что у нас очень много застарелых проблем. Больше половины предприятий сегодня требуют внимания, и если мы не будем ими заниматься, то хозяйства начнут банкротиться, а мы станем терять целые деревни. Этого допустить никак нельзя. За последние три года численность сельского населения Омской области сократилась на 13,5 тыс. человек. Люди уезжают, потому что зачастую им просто нечего делать в деревне зимой, когда нет работы в поле. А нужно, чтобы крестьянин круглый год был чем­то занят и имел заработок. Он может держать скотину или заниматься переработкой. Эти вопросы сейчас в зоне нашего особого внимания.

«Многих руководителей в АПК давно пора заменить, а некем»

– Вы пришли на эту должность из бизнеса. Не жалеете, что оставили руководство крупным предприятием? Или считаете, что в качестве чиновника сможете принести больше пользы для развития отрасли, региона в целом?

– Сложно сказать. Но, во­первых, сразу отмечу, что в момент моего ухода с Омского экспериментального завода, где я до этого работал, там оставалось несколько молодых руководителей, которые спокойно могли возглавить предприятие. Они успешно справляются со всеми задачами, благодаря чему завод динамично развивается. А сегодня я сталкиваюсь с тем, что на многих предприятиях все замкнуто на руководителе, а в некоторых районах – на главе местной администрации, и заменить их некем, даже если уже пора. Это неприемлемо, должна быть конкуренция в коллективе, и не нужно стесняться окружать себя умными людьми. Например, мне, как министру, важно, чтобы каждый из моих руководителей подразделений был в узких вопросах более компетентен, чем я, и всегда мог грамотно представить мне ситуацию в своей сфере деятельности. А когда руководитель по каждому вопросу умнее своих подчиненных и сам их всему учит, работая на предприятии и за агронома, и за зоотехника, и за юриста – это ни к чему хорошему не приведет. Руководитель – это особые компетенции, человека нужно специально готовить к руководящей работе, и этим вопросом мы также планируем плотно заниматься совместно с ОмГАУ.

Конечно, мое нахождение на этой должности с точки зрения пользы для развития отрасли – это амбициозная задача для меня. Но я чувствую мощную поддержку наших аграриев и вижу определенные результаты своего труда. Год у меня ушел на то, чтобы переформатировать работу министерства, перевести его на рельсы антикризисного управления. Так, мы стали более быстро, в течение нескольких дней, предоставлять субсидии, которые раньше людям приходилось ждать месяцами. Считаю, если средства пришли – они как можно скорее должны оказаться на счете сельхозпроизводителя и быть пущены в дело. Конечно, работе чиновничьего аппарата не хватает определенной оперативности, и поначалу было тяжело видеть, как этот «корабль» тяжело и медленно разворачивается. Будучи руководителем предприятия, я мог принять какое­то решение, и завтра оно уже начинало исполняться, а здесь на это уходит по нескольку месяцев. А поторопишься, не проверишь тщательно все документы – рискуешь стать фигурантом какого­нибудь уголовного дела. Поэтому необходимо и дальше оптимизировать процесс управления. При мне были заменены все заместители министра, – сейчас здесь работают люди абсолютно компетентные и, главное, заинтересованные в результате. Надеюсь, что вместе мы сможем многое сделать для развития сельского хозяйства в регионе.

Беседовала Виктория Мухина

СеС №03(03) 2017

 

 

 

 
 
 
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер