Техперевооружение

Стоп – химия! В Омске выращивают «здоровый» хлеб из фиолетового зерна и диких злаков

CeC513vn_14

CeC513vn_15

CeC513vn_16

Стоп – химия!

В Омске выращивают  «здоровый» хлеб из фиолетового зерна и диких злаков

Сегодня во всем мире растет спрос на экологически чистые продукты – то есть те, при производстве которых не применялись химикаты. В Сибири органическое земледелие пока практикуют лишь единичные хозяйства, но их доля обещает возрасти. Тем более что местные ученые уже вывели сорта пшеницы, показывающие высокую эффективность без каких­либо обработок.

Став крупнейшим в мире экспортером зерна, Россия пока не может похвастаться его высоким качеством. Китай и другие зарубежные партнеры ждут нашей «органики», но предложение катастрофически не успевает за спросом: аграрии пока еще не научились эффективно работать без химии. Однако начало положено – так, в Омском ГАУ им. Столыпина работают над созданием сортов сельхозкультур с комплексным иммунитетом, то есть способных противостоять болезням и при этом давать хороший урожай без использования пестицидов и синтетических удобрений. Ученые вывели фиолетовую и многолетнюю пшеницу – сорта нового поколения, подходящие для органического земледелия в Сибири.  Доктор сельскохозяйственных наук, профессор кафедры агрономии, селекции и семеноводства Омского ГАУ Владимир ШАМАНИН рассказал о «здоровом» хлебе, который поможет защитить россиян от рака, и провел экскурсию по опытным полям, где он уже выращивается.

Посеял – и забыл

Засеять поле и собирать урожай семь лет подряд, не проводя никакой обработки, – кажется чем­то из области фантастики, однако еще в 1930­е годы академик Николай Цицин плотно занимался решением этой задачи.  Известный селекционер­ботаник скрестил пшеницу с пыреем, чтобы передать многолетний образ жизни дикого злака зерновой культуре. Однако созданных сортов «хватало» только на три года, после чего урожайность резко шла на спад.

«Мы пошли другим путем – предложили не пшеницу сделать многолетней, а пырей отселектировать до уровня пшеницы, – рассказывает Владимир Шаманин. – Если у дикого пырея масса 1000 семян составляет 2­2,5 г, то новый альтернативный сорт Сова имеет зерно уже пшеничного типа – 10­12 г, и мы продолжаем увеличивать массу 1000 семян».  Работа велась совместно с американскими учеными, которые предоставили исходный материал: в Омском ГАУ его отселектировали на морозостойкость и в 2018 году передали на государственные сортоиспытания. У многолетней пшеницы большое будущее, ведь это, без преувеличения, мечта фермера: затраты и себестоимость продукции снижаются, а качество семян растет. Сорт устойчив к засухе и любым болезням, растет – как многолетняя  трава, и помогает сохранять плодородие почвы.

«Такое поле дает одновременно и зерно до 1 т с га и выше, и корм для животноводства – 
сено, сенаж до 7­8 т/га и более. Особенность пырея в том, что низ у него зеленый, а верх уже созрел. То есть комбайн снимает верхнюю часть на зерно, а нижняя идет на корм, 
который получается очень питательным. Содержание белка в зерне – 19% против 13­14% в традиционной пшенице.  Хлеб из альтернативного зерна отлично подходит для здорового 
питания, в нем очень низкое содержание глютена, который опасен для аллергиков 
и диабетиков», – рассказывает Владимир Шаманин.

Пока такое зерно выращивают только в трех хозяйствах региона – АО «Нива» Павлоградского района, ИП Говин А.Г. Марьяновского района и черлакском КФХ «Тритикум». 
Но запросы поступают со всей России, да и в Омской области площади посевов планируется увеличить. По мнению профессора, многолетние  сорта пшеницы в будущем  должны составлять не менее 5% зернового клина в регионе.

Селекцией многолетних культур, в том числе масличных и бобовых, сегодня активно занимаются во всем мире. В Омском ГАУ одной пшеницей тоже не ограничиваются:  
ученые  уже собирают коллекцию по другим  культурам, среди которых многолетняя рожь, кормовые, масличные.

Болезнь не пройдет

Создавая сорта для выращивания экологически чистого продукта, селекционеры работают над повышением собственного иммунитета растений. Потепление климата и современные технологии земледелия привели к тому, что с каждым годом появляются новые виды болезней и вредителей, бороться с которыми помогают химические средства защиты растений. Если не обрабатывать поля, можно потерять львиную долю урожая, а в зерно попадут токсины. Особую опасность представляет стеблевая ржавчина, которая очень агрессивна в Западной Сибири и способна погубить до 100% посевов.

«К сожалению, в Западной Сибири около 80% площадей засеивается сортами, которые были созданы до 2010 года, – они не имеют иммунитета к стеблевой ржавчине, поскольку еще десять лет назад такой проблемы в регионе просто не было, – поясняет Владимир Шаманин. – Новые сорта не восприимчивы к этой болезни, но так как она периодически мутирует, приходится постоянно искать новые гены устойчивости. Их мы находим в диких злаках, которые скрещиваем с мягкой пшеницей».

Созданные в Омском ГАУ сорта нового поколения Элемент 22 и Столыпинская 2 включены 
в Государственный реестр для возделывания в Западно­Сибирском регионе, а второй – 
и в Уральском. Они имеют комплексную устойчивость к бурой и стеблевой ржавчине, пригодны для органического земледелия.

Хлеб против рака

Еще в 1930­е годы академик Николай Вавилов впервые обнаружил дикую пшеницу 
с фиолетовой окраской зерна в Эфиопии. Тогда этому не придали значения. В 1990­е годы омские ученые проводили исследования фиолетовой пшеницы, но на первом плане опять были 
другие задачи. Два года назад специалисты Омского ГАУ совместно с институтом цитологии и генетики (г. Новосибирск) возобновили работу над созданием таких сортов: 
в условиях тренда на функциональное питание,  органику и развитие экспортного потенциала тема, наконец, стала актуальной.

На первый взгляд такой колос почти не отличается от обычного, но само зерно имеет фиолетовую окраску. Оно обладает повышенными антиоксидантными свойствами за счет пигмента в оболочке.

«Фиолетовое зерно содержит антоцианы – биологические соединения, которые гасят свободные радикалы, провоцирующие рак, снижают риск возникновения болезней Альцгеймера и Паркинсона, повышают иммунитет и улучшают зрение. Человеческий организм не вырабатывает антоцианы, а получает их с некоторыми ягодами, овощами и фруктами. В Сибири эти продукты сезонные и не всем доступные, а хлеб на столе каждый день, поэтому наша задача – сделать его основным источником важных для здоровья элементов», – рассказывает Владимир Шаманин.

Используя генетические маркеры, ученые отобрали нужные гены и передали их на уже известные  сорта, среди которых Элемент 22 – устойчивый к стеблевой ржавчине и хорошо адаптированный к условиям Сибири. Созданы фиолетовые линии на основе турецкого сорта с высоким содержанием железа и цинка (полезно для людей, страдающих анемией), также есть формы с синей и черной окраской зерна.

Хлеб из такой пшеницы должен быть грубого помола. Если получить муку традиционным способом, она не сохранит ценных свойств, поскольку антоцианы находятся именно в оболочке зерна. Внешне хлеб напоминает ржаной, с фиолетовым оттенком и сладковатым привкусом.

В режиме нон­стоп

«Наши главные импортеры – китайцы – уже сейчас спрашивают зерно с фиолетовой окраской. В Канаде и США такую пшеницу производят около десяти лет, у них есть сорта, налажена переработка, освоены технологии хлебопечения. Поэтому нам надо ускорить селекционный процесс, чтобы успеть занять достойное место на мировом рынке и обеспечить существующий спрос», – подчеркивает профессор Омского ГАУ.

Работа селекционеров уже вышла на финишную прямую. В этом году намечено провести анализ образцов готового хлеба, а через два года сорт на основе Элемента 22 передадут на государственные испытания.

«Сорт создается 12­15 лет, но с помощью современных технологий этот процесс можно ускорить, – говорит Шаманин. – В продвинутых странах селекционная работа ведется круглый год: в Канаде, например, сорта выводят за 5­6 лет, потому что зимой их отправляют в Новую Зеландию и там размножают, не дожидаясь весны. В советское время у нас тоже был такой «зимний» пункт в Темрезе – самом южном городе Узбекистана, что позволяло выиграть время. Сегодня создание таких пунктов на государственном уровне ускорило бы селекционный процесс. У нас уже сейчас фермеры просят дать им хотя бы одно ведро таких семян для размножения, но пока мы не запатентуем сорт и не включим в Госреестр, это невозможно».

Помимо того, что важно оперативно создавать сорта, их еще следует вовремя обновлять, чтобы болезни не успевали приспосабливаться. По словам ученого, на Западе сорта сельхозкультур меняются каждые 5­6 лет, но в России система сортообновления очень консервативна: «Иногда до 8 лет уходит на то, чтобы новый сорт появился на большой площади. Поэтому одна из главных задач – ускорить процессы сортосмены, обеспечить максимально быстрое их внедрение в производство. Для этого научным центрам и семеноводческим хозяйствам надо иметь хорошую материальную базу, чтобы производить достаточные объемы оригинальных семян».

А производители кто?

Другая проблема – неготовность самих аграриев к переходу на органическое земледелие. Это значит, что выращивать созданные учеными сорта пока некому.

«Закон приняли, а кто будет производить такую продукцию? В Томской области сертифицировано всего три хозяйства, занимающихся органикой (они уже поставили 10 тысяч тонн экологически чистого зерна в Польшу), в Омской области – ни одного, – говорит Владимир Шаманин. –  Для фермера это не простая задача. Во­первых, ему нужны поля, на которых несколько лет не применялась химия. Во­вторых, он должен получить международный сертификат и на каждом этапе производства контролироваться специальной комиссией. В­третьих, фермер должен четко знать, кто купит у него эту продукцию».

Впрочем, за покупателем вряд ли дело станет. Спрос на органику с каждым годом только растет, и в России это направление ждет активное развитие.

«В последние годы Россия потеснила на мировом рынке зерна традиционных экспортеров – Канаду, Австралию, США, Аргентину. Чтобы вернуть свои позиции, они делают ставку на качественные показатели, – подчеркивает профессор Омского ГАУ.  – Не исключено, что наши конкуренты ведут серьезную пропаганду, рассказывая, какое в России токсичное зерно и о полном отсутствии органического земледелия. Безусловно, конкуренция на международном рынке зерна будет возрастать, и чтобы сохранить свое лидерство, нужно расширять экспортный потенциал, учитывая возрастающий спрос на органическую продукцию. В Сибири для этого есть большие возможности»

Текст и фото: Виктория МУХИНА

CeC5(13)2019

 
 
 
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер