Главная | Архитектура и строительство | Статьи | Строительство | Про то, о чём не принято говорить вслух…

Строительство

Про то, о чём не принято говорить вслух…

Е. И. ЗАГОРОДНОВ, профессор Новосибирского государственного архитектурно-строительного университета (СИБСТРИН), член межрегионального экспертного совета журнала "Архитектура и строительство"

Zagorodnov0Отличительной чертой современного состояния жилищного рынка, как, впрочем и во времена предшествующей социально-экономической формации, является тот факт, что по индивидуальному заказу, адресно строится очень мало.

Рынок социально ориентированного жилья в России должным образом не развивается и не стимулируется. Тот, кто нуждается в новом доме, должен выбрать себе один из тех домов, которые выстроены заведомо со спекулятивными целями или ещё находятся в процессе постройки. Строительные предприниматели работают теперь уже не на конкретных заказчиков, а на так называемый обезличенный спекулятивный рынок, и в соответствии с основным законом рыночных отношений «товар-деньги-товар» они должны иметь на рынке максимально возможное число условно готовых товаров (квартир).

В этом обстоятельстве, кстати говоря, кроется удивительный для этого вида товара феномен – государственной приёмки квартир под самоотделку?! Если прежде предприниматель строил со спекулятивными целями одновременно каких-нибудь один-два дома, то теперь для того, чтобы быть полноправным участником сформированного спекулятивного жилищного рынка, он должен купить или арендовать значительный участок земли и возвести на нём множество эрзац-домов – полуфабрикатов, пускаясь, таким образом, в рискованное предприятие, многократно превосходящее размеры его состояния.

Средства на строительство получаются под залог его недвижимого имущества и активов привлечённых дольщиков, причём в распоряжение предпринимателя деньги поступают в той мере, в какой продвигается вперёд постройка отдельных домов. Когда наступает кризис, как это уже было в 2008 году, приостанавливается уплата очередных авансов, и крах терпит всё предприятие; в худшем случае дома остаются недостроенными до наступления более благоприятного времени, а в лучшем они продаются с молотка за полцены.

Таким образом, жилищный кризис в современном понимании – это неизбежное следствие расширения массового  капиталистического строительного производства. Без спекулятивных построек, и притом в крупном масштабе, не может по-настоящему преуспеть теперь ни один предприниматель. При этом размеры товарных масс, создаваемых частным производством, определяются масштабом этого производства и внутренней потребностью в постоянном его расширении, а отнюдь не реальными потребностями, предопределёнными балансом спроса и предложения, подлежащих удовлетворению.

Ситуация на жилищном рынке такова, что при массовом производстве непосредственным и самым массовым покупателем может быть только оптовый купец – спекулянт. Отсюда процесс воспроизводства на рынке жилья, в известных границах совершается в прежнем или, скорее, даже в расширенном масштабе, хотя выброшенные из него товары (квартиры) в действительности не перешли в полной мере в сферу индивидуального и производительного потребления...  То есть нормальный цикл оборота рынка фактически не происходит. Но до тех пор, пока удаётся так или иначе продавать продукт, всё идёт как будто бы нормально, с точки зрения капиталистического производителя.

Таким образом, производство прибавочной стоимости, а вместе с ним и индивидуальное потребление самого предпринимателя при этом могут возрастать и весь процесс воспроизводства может находиться в самом цветущем состоянии, однако, весьма значительная часть товаров (квартир) переходит в сферу потребления лишь по видимости, на бумаге в статотчётности, в действительности же она может оставаться непроданной в руках спекулянтов-перекупщиков ещё долгое время, следовательно, – фактически всё ещё находиться на рынке.

Так зарождается кризис перепроизводства или затоваривание рынка и постепенная стагнация или т. н. пресловутая стабилизация на самом низком уровне потребления, когда один поток товаров следует за другим, и, наконец, обнаруживается, что прежний поток лишь по видимости, фиктивно поглощён потреблением. Товаропроизводители взаимно оспаривают друг у друга место на рынке. Прибывшие на рынок позже, чтобы продать товары,  пытаются продать их по заведомо пониженной цене. Товары прежних потоков ещё не превращены в наличные деньги, как уже наступают сроки платежа за них. Владельцы их вынуждены объявить себя несостоятельными банкротами или же, чтобы произвести платежи, должны бы, по идее, продавать свой товар по какой угодно цене. Но в результате тотальной утраты доверия у населения к экономической политике государства в сфере жилищного строительства этого в действительности в массовом порядке не происходит. Наоборот, по данным экспертов, более 20 млрд. долл. выведено за рубеж на покупку иностранной недвижимости. В Подмосковье, например, спрос на загородное жильё упал с весны прошлого 2011 года примерно на 50%. В 40% подмосковных посёлков продаж не было уже три месяца. И это скорее вопрос доверия, нежели цены, так как не было продаж даже в посёлках, где стоимость сотки составляет 10 тысяч рублей.

Этому обвалу в немалой степени способствовало появление на свет банд безудержных спекулянтов и фиктивных предпринимателей, которых власти превозносили как образец успешной предприимчивости, что в конечном итоге, подорвало доверие общества к способам медленного обогащения при честном предпринимательстве, и именно это стало источником всеобщей отравы. Более или менее состоятельные российские граждане утратили доверие к стране и пытаются купить недвижимость за границей, а большинство нуждающихся в отчаянии сдаются в ипотечное рабство. А в целом имеем системное недоверие к экономике страны в мире и как результат – инвестиционный штиль...

Такая ситуация не имеет никакого отношения к действительному состоянию спроса на жильё. Она имеет отношение лишь к возведённой в абсолют необходимости превратить жилищные товары и ипотечные продукты в деньги любой ценой. И тогда разражается кризис.

Он проявляется не в непосредственном уменьшении потребительского спроса, спроса в целях индивидуального потребления, а в сокращении обмена капитала на капитал, и как следствие – к сужению процесса воспроизводства капитала и, следовательно, к дефициту адекватного существующему спросу предложения. При этом происходящий значительный рост доходов работающих – один из катализаторов, предвестников наступающего кризиса.

Вероятно, было бы просто упрощением сказать, что кризисы происходят по причине недостатка платёжеспособного потребления или платёжеспособных потребителей. Капиталистическая система не знает никаких иных видов потребления, кроме потребления оплачиваемого. То, что товары (квартиры) не могут быть проданы, означает лишь одно: для этих товаров не находится платёжеспособных покупателей, т. е. потребителей (поскольку в конечном счете товары покупаются для индивидуального потребления).

Когда же государственная власть пытается обосновать причину жилищного кризиса, в том числе утверждая, что работающие получают слишком малую часть своего собственного продукта и что, следовательно, беде можно помочь, если он будет получать более крупную долю продукта, т. е. если его заработная плата возрастёт, то в ответ достаточно только заметить, что кризис 2008 года разразился тогда, когда произошло реальное общее повышение заработной платы и работающие действительно стали получать более крупную долю той части готового продукта, которая предназначена для потребления. Такой период – с точки зрения здравого и «простого» человеческого смысла – должен был бы, напротив, отдалить кризис. Однако произошло обратное, наглядно показавшее, что капиталистический способ производства заключает в себе условия, которые не зависят от доброй или злой воли предпринимателей и которые допускают относительное благополучие трудящихся только на короткое время, да и то всегда лишь в качестве буревестника очередного кризиса. И, наконец, самое прискорбное произошло позже, в период преодоления последствий, когда потери предпринимателей и ростовщиков-банкиров были компенсированы за счёт государственного бюджета, т. е. за счёт богатства всего общества, представителем которого является правительство.

Такого рода коммунизм, где привилегированной становится только одна сторона, аморален и недопустим. В этих условиях социальное государство, в первую очередь, обязано обеспечить общественную безопасность в широком смысле – гарантировать приемлемые  градостроительные условия существования и развития для своего народа независимо от места проживания и социального статуса, должно служить своеобразным механизмом сохранения паритета между общественными и частными интересами, изначально антагонистическими, регулятором, гармонизирующим основное цивилизационное противоречие – противоречие между общественным производством и частным присвоением. Эффективность частника и государства несоизмеримы, и они оцениваются по разным критериям. У частника критерий – прибыль, а у государства – жизнеспособность целого (страны). Диктат саморегулируемого рынка может привести и приводит к опасной, нерегулируемой деформации всей жилищной сферы, и государство в цивилизованных странах, в т. ч в России, должно корректировать положение путём соответствующих бюджетных инвестиций в целях стимулирования, создания нового предложения на рынке, соответствующее массовому спросу.

 
 
 
Баннер
Баннер
Баннер
Баннер
Закрыть

У нас новый сайт!

Вся актуальная информация на новом сайте!

idsmedia.ru

Перейти